Juliettt
Мы две ночи провели в палатке на берегу моря.
Мясо на углях и вино, таинство и величие звездной ночи, трепет купания в волнующемся лунном море, негромкие разговоры, и неторопливые совместные рассуждения…

Рано проснувшись, отправлялись загорать голыми в дивной лагуне. Обласканные солнечными лучами, погружались в водную свежесть, и там обнимаясь руками и ногами, целуясь, сидели как в нирване в морской лазури, раскачиваемые лёгкой волной.

А на берегу, как только он переводил взгляд с прибоя на моё нагое загоревшее тело, глаза его наполнялись восхищением. И его бесстыдные руки неудержимо начинали нежно наслаждаться моими женскими формами. Людей по близости не было, а издалека на нас никто особенно не обращал внимания. Я была не в состоянии сопротивляться и его настойчивый пальчик, воспользовавшись моим, влажным желанием довёл меня до яркого оргазма. Совсем потеряв голову, на нетвёрдых ногах мы, снедаемые нетерпением, укрылись от случайных взоров в гроте напротив, и там распугав местных крабов, стоя по колено в пучине, цепляясь за скользкие скальные выступы, обезумев от страсти и наслаждения, занялись любовью. Казалось, время приобрело другое измерение. В нем перемешались его неистовые толчки, его губы и животное гулкое дыхание, морские волны, поднимающиеся вверх по ногам с каждым разом стремящиеся достать до эпицентра удовольствия, мелкие холодные брызги, орошающие наши разгорячённые тела. Я не сразу осознала, что его первобытное рычание сквозь гулкие удары воды о скалу и продолжительные судорожные остановки между толчками ознаменовали оргазм. Замерев в последнем объятии, он вышел из меня и рухнул в воду.
Не понимаю, почему я осталась наблюдать за тем, как он медленно выплыв из грота на солнце, перевернувшись на спину и широко расставив руки, стал раскачиваться на волнах. Наверное, у меня уже не было сил даже на это…